Статьи Все процедуры
Узнать цену
Задать вопрос
Личный кабинет

Из истории медицины. Жизнь замечательных врачей. Григорий Антонович Захарьин

Григорий Антонович Захарьин – личность во всех отношениях выдающаяся. Эксцентричный врач, который, по словам пациентов, видел болезнь с одного взгляда, он слыл желчным, раздражительным ретроградом. Несмотря на непростой характер, Григорий Захарьин был великого таланта ученый и медик, оставивший важный след не только в отечественной, но и в мировой медицине. Его отличали щедрость, проницательность и дальновидность. Как это часто бывает с незаурядными людьми, публичность играла против него: каждое его действие, поступок или решение, вызывали возмущение то у одних групп людей, то у других. Либералов раздражало, что он взялся лечить Александра III, затем консерваторы негодовали, что Григорий Антонович отказался от почетной должности придворного эскулапа.

Григорий Захарьин был знаменит своими невероятно высокими гонорарами за лечение. Однако бесплатные приемы и консультации практиковались у него для бедных в неменьшей степени, чем платные услуги для богачей. Выздоравливало у него большинство пациентов, он лечил их ограниченным, но надежным списком лекарств. О богатстве Захарьина ходили мифы, он содержал два доходных дома, и гонорары его росли с ужасающей скоростью. Однако, вопреки злопыхателям, которым его деньги не давали покоя, тратил Григорий Захарьин достаток на благотворительность. Свой профессорский оклад он отдавал неимущим студентам, отправлял их учиться заграницу, жертвовал физико-медицинскому обществу и финансировал профильный журнал. Кроме того, он направлял деньги на снабжение медикаментами сербов, воевавших тогда с турками. В Черногории Захарьин помогал средствами на строительство водопровода, а приходским школам, в одной из которых сам учился, пожертвовал 500 тысяч рублей - огромную тогда сумму, что вызвало очередное недовольство радикальных партий.

Григорий Захарьин родился в семье отставного штабс-ротмистра в 1829 году. Получил классическое гимназическое образование в Саратовской губернии и затем решил поступать на медицинский факультет Московского университета. Его способности и таланты не остались незамеченными, и университет был окончен с отличием. За проявленное усердие и блестящие достижения ему предложили остаться в клинике при учебном заведении. Через два года молодой врач защитил диссертацию и был приглашен возглавить кафедру факультетской терапии. Уже первый научный доклад открыл ему двери в научное физико-медицинское сообщество.

В 27 лет Григорий Захарьин отправился в заграничную командировку в Германию и Францию. В Берлине он учился у знаменитого Вирхова, а в Париже – у Клода Бернара, бывшего наставником многих великих русских врачей. В Берлине профессор познакомился с С. П. Боткиным, будущим великим русским терапевтом. Первые серьезные научные работы Григорий Антонович проводил в лаборатории Вирхова, они были посвящены крови и позже приводились в учебниках по физиологии. В 1860 году Захарьин опубликовал ряд статей, которые оказались востребованными и популярными, были переведены на европейские языки и выдержали по нескольку переизданий.

Вернувшись в 1859 году в Москву, Захарьин продолжил читать лекции. Талантливый ритор, он не поражал аудиторию сложными сентенциями и глубокомысленными выводами. Он говорил со знанием дела, подчеркивая важное и обращая внимание на существенные детали, не выпуская из виду мелочей. На лекции приезжали провинциальные врачи, приходили студенты с разных факультетов, непременно присутствовали врачи-клиницисты. Главным положением в его лекциях был простой здравый смысл, которым он пользовался, назначая лечение. Перечень его лекарств был небольшим, однако, доктор Захарьин точно знал их действие, чем объяснялся оглушительный успех его практики.

Эффективность назначаемого Григорием Антоновичем лечения объяснялась просто: он исповедовал принцип тесной взаимосвязи человека с окружающим миром. Исходя из этого постулата, он подробнейшим образом собирал анамнез болезни человека – расспрашивал его о семье, об образе жизни, о питании, даже о том, куда выходят окна его дома. Все эти сведения давали ему прямое указание на происхождение болезни и позволяли укрепиться во мнении относительно диагноза и лечения. Историки медицины указывают на забавный случай, приключившийся с одним из пациентов Захарьина. Тот обратился с жалобами на частые простуды, и после положенных долгих расспросов Захарьин выдал рецепт: «перестаньте ездить по Ильинке». Удивленный, но послушный пациент последовал совету и, действительно, перестал простужаться. Разгадка кроется в большом количестве церквей на этой улице, а перед каждой из них набожный пациент снимал шапку, даже если на дворе был 20-ти градусный мороз. Кроме лекарственных препаратов Григорий Антонович «прописывал» гигиену, климат, диету. Пациенты говорили, что лечит он легко. Именно Захарьин открыл целебное действие минеральных вод на организм, и прописывал их вкупе с бальнеологическими курортами. Применение метода опроса пациента Захарьин «унаследовал» от великого Мудрова, которому медицина обязана системой диагностики заболеваний. Метод опроса сочетался с инструментальными, техническими и лабораторными исследованиями, вместе дававшими четкую картину болезни. Лечить не болезнь, а больного – этот принцип Мудрова разрабатывался позднее многими русскими врачами и лег в основу ряда методов диагностики и лечения.

Доктору Захарьину приписывали вздорный, желчный, неуравновешенный характер, который объяснялся преследовавшей врача болезнью седалищного нерва, премного его утомлявшей. Григорий Антонович из-за хромоты ходил с палкой, и в случае раздражения на пациента грозно ею потрясал или громко стучал. Его коллеги вспоминали, что без проявления строгости и даже резкости, невозможно было справиться с теми глупостями и нелепостями, которыми была полна «домашняя обстановка замоскворецких купцов».

Григорий Захарьин за 15 лет до своего английского коллеги Генри Хэда открыл происхождение отраженных болей. Определенные участки кожи, которые находятся в непосредственной близости от больных внутренних органов, реагируют на происходящие внутри организма деструктивные изменения и отзываются повышенной чувствительностью и болезненностью, а иногда и внешней симптоматикой. В учебниках, посвященных нервным болезням, можно найти «зоны Захарьина-Геда», по которым до сих пор проводится диагностика.

В одной из палат клиники доктор Захарьин распорядился устроить комнату для гинекологических больных. Заведовал этой маленькой гинекологической «больницей» В. Ф. Снегирев, ставший впоследствии основоположником русской гинекологии. Палата разрослась до гинекологической клиники при университете.

Именно выделение гинекологии из общего клинического направления подтолкнуло Григория Антоновича Захарьина разделить и прочие клинические дисциплины. Так появились клиники детского направления, гинекологического, кожно-венерического, нервнопатологического, со временем выделившиеся в самостоятельные дисциплины.

Захарьин внес много практических открытий в клиническую медицину. Он первым описал симптоматику сифилиса сердца и легких, дал классификацию видов туберкулеза, описал причины происхождения особой формы малокровия, среди которых вывел нервные состояния и эндокринные нарушения.

У Захарьина было много недоброжелателей, однако еще больше поклонников. У него учился и признавал всю жизнь только его авторитет А. П. Чехов. Его постоянный пациент Л. Н. Толстой говорил, что встреча с Захарьиным оставляет сильное впечатление.

В 1896 году Захарьин, окончательно потеряв терпение от нападок, которым подвергался со стороны коллег и студентов, подал в отставку и оставил университет. Через год, в 1897 году, диагностировав у себя апоплексический удар, или поражение продолговатого мозга, великий русский врач Григорий Захарьин, отдав необходимые распоряжения, скончался.

Имя этого незаурядного медика увековечено в больнице «Захарьино», что в Куркино, построенной на фамильные деньги семьи доктора. Её первый корпус был запущен в работу 1910 году, а уже через четыре года больница была отдана под военный госпиталь. В 1997 году больнице присвоено имя знаменитого русского врача. Сегодня туберкулезная больница №3 является самой крупной в Европе.

Будучи меценатами, семья Захарьиных оказала существенную помощь в содержании и наполнении музея изобразительных искусств им. А. С Пушкина. Зал античных скульптур практически полностью представляет собой экспонаты, собранные сыном великого доктора.