Все процедуры
Узнать цену
Задать вопрос
Личный кабинет

Из истории медицины. Жизнь замечательных врачей. М. Я. Мудров

Самое важное, что на всю жизнь привил Матвею, будущему великому русскому врачу, отец-священник, известный всей Вологде своими яркими и умными проповедями, была любовь к книгам, благо грамоте юноша был обучен рано. Уже в отрочестве Мудров проявлял независимость и трудолюбие, и в семинарии, наряду с учебой, зарабатывал переплетом тетрадок для сокурсников, чему научил его сосед-переплетчик. Затем Матвей устроился преподавать русский и латынь в одну зажиточную семью, что перевернуло всю его жизнь. Отец семейства дал ему совет не идти по стопам отца, а податься в науку. Полный серьезного намерения повторить карьеру отца – вологодского священника, Матвей кардинально изменил направление под влиянием совета штабс-лекаря, и решил посвятить себя медицине. Для первоначальных знаний требовалось выучить латынь, которую юноша стал штудировать по книгам Гиппократа и Цельсия.

Отцы-основатели медицины не могли не повлиять на будущего светоча русской медицины, книги древних медиков дали ему понимание подхода к пациенту не формального, а психологического и даже религиозного. Забота врача о больном, как о своем ближнем, правильный настрой пациента на выздоровление, сопровождаемый разумной физической нагрузкой и диетическим питанием, намного быстрее ставили больного на ноги. Разделяя эти взгляды великих учителей, Матвей Яковлевич Мудров открыл новую эпоху в русской медицине, занимаясь клиническими исследованиями, заведя правило опроса пациента и составления истории его болезни.

Московский университет существовал к моменту поступления в него 18-ти летнего Матвея, без малого 40 лет. Открыт он был в 1755 году, но разделения на факультеты появились не сразу, а лишь девять лет спустя. Матвей же поступил в него в 1794 году. Директором первого учебного заведения такого высокого уровня в то время был Павел Иванович Фонвизин. Беседа со смышленым юношей из глубинки, владевшим, к тому же, древними языками, произвела на Фонвизина сильное впечатление, и он рекомендовал принять юношу с оплатой из университетского фонда и бесплатным проживанием.

В университете на тот момент училось не более 100 студентов. Первый год, по правилам заведения, студент должен быть отучиться в гимназии при университете. И только после её окончания Матвея Мудрова перевели на третий этаж, в левое крыло здания, где располагался медицинский факультет. Преподавание было теоретическим, что быстро охлаждало пыл студентов, терявших интерес к изучению медицины без клинических занятий. Профессора читали несколько дисциплин, и Мудрову преподавали врачи, бывшие родоначальниками русской медицины – Семён Герасимович Забелин, Фома Иванович Борецк-Моисеев, Федор Герасимович Политковский. Практическую врачебную науку преподавал профессор Керестури, врач с большим опытом, работавший в Лефортовском госпитале. На вскрытиях он не только подробно давал анатомические описания, но и рассказывал детали и особенности протекавших болезней.

В конце первого года обучения Мудров получил золотую медаль за успехи в освоении дисциплин. На втором году его ждала врачебная медицина, которая сильно разочаровала подававшего блестящие надежды будущего медика, поскольку изучалась в совершенном отрыве от реальности. Студенты не только почти не выезжали на практику в больницы, но и до тренировочных «фантомов» редко допускались.

Встрече с будущей женой Мудров обязан своему хирургическому таланту, которому безусловно доверяли его коллеги. Однажды студента попросили вскрыть нарывы от оспы на лице дочери знаменитого университетского профессора Чеботарева. Позже Софья стала женой Матвея Яковлевича, а родство с семьей столь почитаемого профессора открыло Мудрову многие двери, в том числе и в высшее общество.

Окончив университет в 1800 году, М. Я. Мудров приобрел статус кандидата медицинских наук и был награжден второй золотой медалью за блестящие успехи в обучении. Как и его молодой коллега, будущий академик Д. М. Велланский, Мудров отправился заграницу по екатерининской традиции в числе лучших стедентов, чтобы продолжить обучение . Поездка растянулась на семь лет, но её плодотворное влияние на русскую медицину сложно недооценить. Матвей Яковлевич Мудров объездил всю Европу, учился у лучших профессоров и встречался со знаменитыми врачами. В Россию он вернулся с предложением о реформе медицинского образования. Важной составляющей в реогранизации обучения врачебной науке стала практическая часть, которую Мудров закрепил как обязательное сопровождение любых теоретических занятий. Попечитель университета М. Н. Муравьёв был впечатлен «чертежом практических врачебных наук», с выдержкой лучших образцов из Европы, и многое заимствовал для обучения в университете.

Следующий период жизни первого русского врача-терапевта был связан с обилием практики, хотя скорбным поводом к ней послужил проигрыш русской армии при Аустерлице. Мудров, возвращавшийся из Европы через Вильно, получил приглашение правительства работать при госпитале действующей армии. Результатом стал труд о военно-полевой хирургии, написанный на французском языке и ставший первым сочинением на подобную тему, изданным русским врачом. Эта работа вышла в 1807 году и сыграла огромную роль в подготовке врачей и оказании медицинской помощи в войне 1812 года.

По окончании военного времени Мудров вернулся в Москву, где его печатные труды были высоко оценены правительством. Мудров удостоился от императора солидной по тем временам денежной премии в две тысячи рублей, и был пожалован квартирой от университета на Никитской улице.

В 1808 году М. Я. Мудров был назначен профессором специально созданной кафедры гигиены и военных болезней, и уже не расставался с университетом до самой смерти в 1831 году. Руководство по военной гигиене, написанное Мудровым и изданное трижды за полтора десятка лет, закрепило за профессором статус основателя русской военно-полевой хирургии и терапии. Примечательно, что великий русский хирург Н.И. Пирогов учился в университете именно у М.Я. Мудрова. Первый русский врач-терапевт, Мудров высоко ценил учение Гиппократа и часто призывал студентов следовать его заветам, считая, что «с Гиппократом вы будете и лучшие люди и лучшие врачи».

В 1812 году Мудрова назначили деканом Московского медицинского факультета, на базе которого он открыл первую терапевтическую клинику и терапевтическую школу. Появилась перспектива продолжить реформу медицинского образования согласно знаниям, привезенным из Европы, и профессор не преминул воспользоваться этой возможностью на благо русской науке. Он добился переоснащения клиник и учебных классов, организовал практикумы для студентов, возглавил первую русскую школу терапевтов. Важной заслугой М. Я. Мудрова была популяризация профилактики болезней и обучение комплексного подхода к заболеванию. Благодаря его трудам по дизентерии и холере, появились знания об эпидемиях и способах борьбы с ними.

Как и вся деревянная Москва, университет сгорел в 1812 году. Для его восстановления Мудров ассигновал собственные деньги и передал свою библиотеку. Благодаря новому попечителю, князю Оболенскому, бывшему другом и пациентом Мудрова, от Александра I удалось добиться ассигнований на восстановление университета и содание медицинского института. Мудрова, как достойнейшего, почетного и уважаемого профессора назначили главой первого в России медицинского института, при котором он открыл первую учебную больницу.

Не переставая практиковать, Мудров скрупулезно собирал истории болезней, которых за 22 года работы накопилось 40 томов, представлявших огромную научную и практическую ценность. В этом прекрасно продуманном и систематизированном собрании можно было отыскать необходимые рецепты для повторного пациента, историю его семейных болезней, а также практические врачебные рекомендации с наблюдениями за пациентом. К сожалению, ученик, не выполнивший волю учителя издать его многолетний труд, лишил русскую медицину огромной ценности, и работы были утеряны.

Русская медицина обязана профессору Мудрову системой диагностики заболеваний, а также исследованиями внутренних, в том числе, желудочных болезней, выявлением связи между нервными потрясениями и заболеваниями.

Эпидемия холеры 1829 года, пришедшая из Персии, была особенно жестокой и уносила жизни каждого второго заболевшего. Назначенный председателем комиссии по борьбе с холерой, Матвей Яковлевич Мудров два года боролся с эпидемией всеми своими знаниями и опытом. В 1831 году он сам стал её жертвой. Его похоронили на холерном кладбище в Выборгской стороне Петербурге и увенчали его могилу невзрачным памятником, со временем затерявшемся.

Выдающийся ученый, великий русский врач Матвей Яковлевич Мудров, человек удивительных достоинств, сформировал основные направления и систематизировал русскую врачебную науку, заложив её современные основы.