Статьи Все процедуры
Узнать цену
Задать вопрос
Личный кабинет

Из истории медицины. Жизнь замечательных врачей. Сергей Петрович Боткин

К середине XIX века русская медицина находилась в ужасающем состоянии. Историки медицины пишут, что большинство преподавателей на медицинских факультетах из года в год использовали одну и ту же информацию, игнорируя открытия в своей сфере и чураясь новаторского подхода. Порой сведения, передаваемые студентам, были из разряда средневековых, например, про печень утверждалось, что это «много раз свернутый кишечный канал», были и другие несообразности, которым учили с кафедр уважаемых учебных заведений.

В то время (и, видимо, не без оснований) считалось, что заграничные врачи лечат лучше отечественных, поэтому богатые пациенты предпочитали видеть в своих домах эскулапов прусского происхождения. Засилье немецких врачей приводило подчас к тому, что доктор не мог доходчиво объясниться со своим пациентом, в силу незнания русского языка.

Действительно, выходцы со студенческих скамей медицинского факультета часто направлялись заграницу, где врачебная мысль была более прогрессивной. Так получилось и с будущим великим терапевтом, клиницистом и физиологом, видным русским ученым Сергеем Петровичем Боткиным. Его друг, историк Т. Н. Грановский, живший в нижнем этаже его дома, отмечал необыкновенную любознательность молодого Боткина и его незаурядные способности. Вернувшись из многолетнего странствия по европейским учебным заведениям и клиникам, молодой врач начал свою деятельность с реформ в медицинском деле. В 1860-1861 годах он основал лабораторию, которой суждено будет стать научно-исследовательским экспериментальным центром. В этой лаборатории Боткин исследовал влияние лекарственных препаратов на человеческий организм, проводил химические и физические исследования. Так в русской медицине родились экспериментальные направления в терапии, фармакологии, патологии.

Сергей, 1832 года рождения, был одним из 14-ти детей богатого купца и владельца заводов. Воспитанием детей в семье занимался старший сын, будущий известный литератор Василий Боткин. Вплоть до 15-ти лет будущего светоча русской медицины учили его старший брат и друзья, среди которых Т. Н. Грановский, В. Г. Белинский, А. И. Герцен. В доме Боткина собирался философский кружок, который во многом сформировал взгляды юноши.

Боткин хотел поступать на математический факультет, однако жизнь распорядилась иначе, и в год поступления вышел указ об отмене набора на любые факультеты, кроме медицинского. С внутренним сопротивлением, Боткин выбрал медицинский факультет. Сложись все иначе, было бы в России одним именитым математиком больше, ибо, как известно, талантливые люди талантливы во всем.

Сразу после окончания Московского университета в 1855 году Сергей Петрович Боткин отправился с отрядом Н. И. Пирогова участвовать в Крымской компании. К тому времени у берегов Евпатории уже высадились сотни вражеских кораблей, представлявших четыре европейских государства, выступавших против России – Турцию, Францию, Англию и Сардинию. Потери русской стороны исчислялись десятками тысяч, раненых был сплошной поток. Тогда Пирогов создал полевые бригады из сестер милосердия и открыл курсы обучения первой медицинской помощи, куда могли записаться все желающие. К моменту Крымской войны Пирогов уже освоил эфирный наркоз, что значительно облегчало боль раненым о время операций. Кроме того, он применял гипсовую повязку, позволявшую сохранить конечности огромному числу раненых. Боткин, находясь все время рядом, учился у самого прогрессивного медика-соотечественника и впитывал нововведения, как губка.

Благодаря своей экспериментальной лаборатории при клинике внутренних болезней Боткин смог использовать исследования для постановки диагноза и лечения пациентов. Он ввел обязательное измерение температуры тела термометром, метод прослушивания больного (аускультация) и простукивания (перкуссия), физический осмотр, сбор сведений об образе жизни пациента и анамнезе. Так он получал полное видение болезни и ставил точный диагноз. Он неустанно учил студентов диагностике при помощи этих методов, которые затем стали неотъемлемой частью русской клиницистики.

Интересно, что место профессора клиники внутренних болезней досталось Боткину не так просто. Пришлось преодолеть ожесточенные дебаты, на которых с одной стороны были поклонники западных врачей, пригласившие на эту должность немецкого профессора, а с другой – студенты Боткина, негодовавшие против несправедливости и ратовавшие за своего учителя как за прогрессивную молодую силу русской медицины. Теоретические работы Боткина и его имя были уже известны в то время в профессиональных кругах, и ему предложили место профессора и заведующего клиникой.

Как любую яркую личность с новаторским подходом, Боткина сразу невзлюбили завистливые коллеги, не упускавшие случая раздуть слух об ошибке или оклеветать врача. Надо отметить, что Боткин был настоящим асом диагностики. Его ухо было настолько натренировано слушать внутренние органы через плессиметр (прибор для врачебного прослушивания пациента), что никакие нарушения не могли ускользнуть от его внимания. Однажды завистникам представился случай обвинить именитого врача в шарлатанстве. Одному больному Боткин поставил диагноз «тромбоз воротной вены». Такой диагноз не оставлял надежд, и больной должен был скоро покинуть бренный мир. Однако, он прожил целых шесть недель, что дало врагам повод усомниться в диагнозе. Вскрытие после смерти больного показало абсолютную верность диагноза, и злопыхатели были посрамлены. Это был звездный час великого ученого, ему посыпались выгодные предложения, и отбоя от богатых пациентов не было.

В 1872 году Боткину выпала честь лечить недомогавшую Екатерину II. Избавив её от слабости, он продлил её здоровье на долгие годы, стал царским медиком и просто желанным гостем при дворе.

Одной из главных заслуг С. П. Боткина как ученого было выдвижение новой теории медицины. Произошло это практически одновременно с появлением новой теории в Германии, где её автором был профессор Вирхов, под чьим началом учились лучшие из русских врачей. Новая теория Боткина состояла в том, что в основе всякой жизнедеятельности лежат рефлексы. Тогда как Вирхов, выдвигая свою теорию, говорил о начале всего благодаря клетке. Обе эти теории, независимо друг от друга, противопоставлялись гуморальной, или витальной, медицине, основанной на теории жизненного духа, лежащего в основе всякого явления. Эта теория непоколебимо господствовала в медицине на протяжении многих веков. Благодаря появлению двух новых теорий медицины, зародились два направления – анатомическое, по Вирхову, и физиологическое, по Боткину.

Основополагающий взгляд Боткина на организм состоял в его неразрывной взаимосвязи с окружающим миром. Приспособляясь к среде, организм меняет в себе обмен веществ и формирует новые свойства. Эти новые характеристики организма передаются по наследству и обуславливают выживание в меняющейся среде. Происхождение болезни Боткин видел в неспособности организма реагировать на внешнюю среду или качества, переданные предыдущими поколениями.

Несостоятельность клеточной теории Вирхова Боткин видел в ограниченной функциональности: болезнь, по Вирхову, вызывается переносом болезнетворных микроорганизмов с одной клетки на другую или, во втором варианте, вместе с кровью или лимфой. Боткину казалась ограниченной теория об организме, как «стране», состоящей из клеток, он противопоставлял ей учение об организме, как о едином целом, управляемым нервной системой. В связи с этим Боткин огромное внимание уделял изучению различных участков головного мозга. Опытным путем он открыл центры потоотделения, кроветворения, и образования лимфы. Таким образом он пришел к выводу, что лечение болезни состоит в избирательном воздействии на каждый из нервных центров, отвечающий за тот или иной процесс или орган. К сожалению, довести до конца доказательства и исследования в пользу своей теории ему не удалось. Однако, основное положение своей теории ему удалось доказать: единство организма, как целого, неврологические и физиологические связи между органами и системами организма, лечение не болезни, а больного.

Среди исключительных открытий С. П. Боткина большая часть принадлежит диагностике и этиологии болезней. Так, он открыл и доказал инфекционный характер катаральной (теперь болезнь Боткина, вирусный гепатит А) и геморрагической желтухи (желтуха Боткина-Вейля), разработал диагностику и клинические проявления «блуждающей» почки. Боткин успешно боролся с распространением эпидемий, ему было поручено уменьшить смертность и улучшить санитарные условия в России, в связи с чем он взялся было реорганизовать российское здравоохранение, но никаких ресурсов ему выделено не было.

Выдающийся русский ученый и врач, Сергей Петрович Боткин скончался в 1889 году во Франции. Двое из его 12-ти детей пошли по стопам отца. Евгений, служивший лейб-медиком при царской семье Романовых, последовал за ними в изгнание, где был расстрелян, отказавшись покинуть опальную семью. Позже был причислен к лику святых.