Все процедуры
Узнать цену
Задать вопрос
Личный кабинет

Из истории медицины. Жизнь замечательных врачей. Жан-Мартен Шарко

Жан-Мартена Шарко, рожденного в 1825 году, именовали не иначе, как некоронованным королем французской медицины. Фрейд писал о нём, как о человеке, которому «с радостью подчиняется» и вниманием которого гордится. Ассистенты Шарко ходили за ним толпами, на его лекции съезжались именитые врачи из Европы, а студенты ловили каждое слово.

А ведь в самом начале ученой карьеры на лекциях Шарко по неврологии присутствовал всего один студент, да и аудитория, выделенная ему клиникой, представляла собой заброшенную кухню. В характере Шарко было стремление из пустоты сделать нечто значимое и важное для науки и людей. Так всегда и складывалось в его жизни и карьере. Имея равные со всеми шансы, он становился лучшим, благодаря природной усидчивости и склонности к систематизации.

Эта черта характера проявилась у будущей легенды французской медицины еще в детстве, когда его отец, бедный ремесленник, будучи не в состоянии дать всем трем сыновьям образование, поставил их перед выбором: кто лучше всех будет учиться, получит пансион на образование, другой станет военным, а третий пойдет по отцовским стопам. Конечно же, Жан-Мартен показал себя с лучшей стороны и вскоре поступил в Сорбонну на медицинский факультет. Поначалу его карьера двигалась довольно медленно, пока однажды ему не довелось попасть в парижскую больницу Сальпетриер (Salpetriere). Этот визит в богадельню изменил многое в жизни врача и стал для него отправной точкой в научной карьере. Для мира медицины знакомство Шарко с этим ужасающим местом также явилось знаковым событием, ибо в тот момент родился один из величайших невропатологов мира.

Больница Сальпетриер имеет интересную и жутковатую историю. Основанная в середине XVII века на месте порохового склада (откуда и пошло название больницы) по приказу Людовика XIV, больница для бедных обзавелась через столетие крылом – тюрьмой для женщин. В больницу свозили всех нищих, престарелых и «психических», а тюрьма заполнялась проститутками и женщинами, осужденными за убийство, воровство, супружескую неверность. В конце XVIII века Сальпетриер стала принимать все больше душевнобольных и вскоре разрослась до самой большой богадельни в мире. Её населяли 10 тысяч больных и триста арестанток. В XIX веке тюремное крыло было закрыто и отдано больнице.

Увидев, в каком кошмарном состоянии содержатся в больнице несчастные женщины всех возрастов, а их насчитывалось к тому момент около 5 тысяч, Шарко испытал настоящее потрясение и принял решение «вернуться и остаться». В возрасте 23 лет после защиты дипломной работы Шарко стал работать интерном при больнице Сальпетриер. Поскольку содержание больницы никак не финансировалось, Шарко пришлось справляться собственными силами и даже самому разрабатывать и строить необходимое оборудование. К возрасту тридцати лет Шарко постепенно начал превращать убогую богадельню в прогрессивную больницу. Через пять лет, став профессором Парижского университета, врач параллельно был назначен заведовать больницей Сальпетриер. С этого момента больница стала центром научной мысли, при ней была открыта кафедра неврологии, где читал свои знаменитые лекции Шарко. Врач создал при больнице огромную медицинскую библиотеку, включавшую 3500 томов медицинских изданий, и патологоанатомический музей. Шарко совершил революцию в медицине, открыв отделение для больных истерией мужского пола. До тех пор истерия считалась болезнью исключительно женской. Гиппократ дал ей название hysteria от греческого «матка», ошибочно полагая, что болезнь связана с перемещением матки по женскому организму. Изучению истерии были посвящены работы многих медиков, но только Шарко удалось снять покров тайны с этого заболевания. Сначала коллеги подняли на смех Фрейда, указавшего в одном из своих выступлений в Венском врачебном обществе, что в Париже истерия диагностируется у мужчин. Но Шарко к тому времени стал величиной такого значения для медицины, что к его мнению предпочитали прислушиваться. Шарко доказал, что проявления истерии (нестабильность эмоций, театрализованное поведение, обмороки, параличи, слепота, глухота и сексуальные расстройства) связаны с психической деятельностью и подлежат излечению гипнозом. Множество случаев излечения истерии гипнозом явились для медицинского сообщества убедительным аргументом в пользу такого лечения.

Изобретение душа Шарко принесло врачу всемирную известность. Эффективность душа в лечении нервных болезней до сих пор доказывается снова и снова исцелением пациентов. Душ изобрели греки, а Шарко использовал его в лечебных целях. Сильная струя со сменяемой температурой направлялась на больного, оказывая, таким образом, массаж и благотворно воздействуя на нервную систему. Душ обладал успокаивающими свойствам, был полезен для похудения, активировал кровообращение и способствовал тонусу мышц. Сегодня контрастному душу по-прежнему приписываются чудодейственные свойства, а воздействие воды в любых видах называют целебным. 15-минутный душ Шарко по сей день остается популярной процедурой в СПА-салонах и на лечебных курортах.

В свои 37 лет Жан-Мартен Шарко был настолько известным невропатологом, что больницу Сальпетриер стали называть «меккой невропатологов», а самого врача – «Наполеоном неврозов». Среди его учеников, кроме Фрейда, значился основатель русской нейрологической школы Владимир Бехтерев и любимый ученик Шарко Жозеф Бабинский, первым произведший операцию по удалению опухоли на спинном мозге и возглавивший после учителя больницу Сальпетриер.

Лекции Жан-Мартена Шарко славились своей популяризаторской подачей и носили отпечаток харизмы ученого. Поэтому послушать и посмотреть Шарко съезжались не только студенты медицинских заведений, но и журналисты, писатели, деятели искусства. Главной задачей врач считал обучить молодых специалистов системному мышлению и методологии медицинской науки. Ему удалось развить способности к клиническому мышлению у целого поколения своих последователей и учеников – врачей-психиатров и невропатологов. Пройти у Шарко курс обучения значило стать действительно образованным врачом, и только прослушав курс лекций, молодой врач мог считаться врачом-неврологом. Шарко имел огромное влияние на всё медицинское сообщество, а пациенты стекались в больницу со всех уголков страны. Больные ожидали своей очереди, будучи убежденными, что одного его, проникающего вглубь болезни, взгляда достаточно, чтобы определить её происхождение и вырвать недуг с корнем. Его звали с лекциями по всему миру, он был желанным гостем во всех университетах. Королевские семьи приглашали его стать придворным врачом. Шарко занимал внушительных размеров дом в престижном Сен-Жерменском предместье Парижа, где большое место было отдано невероятных размеров библиотеке в два этажа. А ведь когда-то его лекторием был небольшой закуток и слушателем числился только один студент. К 67 годам Шарко был почетным членом 55 академий, научных обществ, университетов.

Шарко был интересным, разносторонне развитым человеком. Он превосходно разбирался в искусстве, собрал коллекцию экспонатов, которая отошла затем двум музеям. Шарко был гордостью Парижа и национальным достоянием французской нации. Свои монографии он украшал собственными хорошо сделанными рисунками. Шарко разбирался в философии и увлекался литературой. Самым любимым увлечением была музыка, а любим композитором - Бетховен. Один день в неделю, в качестве отдыха от непрекращающейся работы, выделялся для музыкального вечера в его доме, где нельзя было говорить о медицине.

Фрейд утверждал, что именно Шарко повлиял на полную перемену его взглядов. Он описывал своего учителя как человека, чья личность «полностью поглощает его внимание», и после лекций которого он выходил переполненным идеями и мыслями, на фоне которых собственные казались простенькими и не стоящими внимания. Фрейд считал своего учителя гением и величайшим врачом. Это мнение разделяли многие его коллеги и соотечественники.

Жан-Мартен Шарко умер внезапно в возрасте 68 лет от сердечного приступа во время прогулки с друзьями. Его смерть была для всех совершенной неожиданностью, ибо Шарко был человеком отменного здоровья, и ничто не предвещало подобного исхода.

Научное наследие Жан-Мартена Шарко исчисляется десятью томами и двумястами работами. Его ученик систематизировал труды ученого, причем только перечень работ занял 200 страниц. Во многих областях медицины Жан-Мартеном Шарко были сделаны значительные открытия. Его исследования в анатомии и клинические изыскания обеспечили пожизненную славу его имени. Открытия в области истерии и гипноза приковали к Шарко взгляды всех ученых мира. Еще недавно неизведанная и таинственная, область бессознательного была выведена из-под покрова церковного влияния и объявлена зоной научного изучения. Метафизические вопросы стали медицинскими, а «изгнание дьявола» свелось к регулярным водным процедурам под душем Шарко. Так этот великий человек и выдающийся ученый поборол косность и предубеждения, бесстрашно воспользовавшись орудием человека – интеллектом и заручившись поддержкой в виде научного подхода.