Все процедуры
Подобрать процедуру
Узнать цену
Задать вопрос
Личный кабинет

Из истории медицины. Жизнь замечательных врачей. Макс Петтенкофер

Изучить опыт пациентов и выбрать пластическую операцию или косметологическую процедуру можно на главной странице сайта

Необычная судьба была уготована Максу Петтенкоферу, одному из первых европейских гигиенистов. Презревший смерть ради доказательства своей правоты в профессиональном споре с коллегой, он принял культуру холерных вибрионов и выжил. А всего через десяток лет, на 84-м году жизни, покончил с собой, спасовав перед страхом дряхлости и немощности. В истории с приемом холерных бацилл Петтенкофер фактически стал первооткрывателем принципа прививки от болезней, вызывающих эпидемию. Смысл защиты сводился к заражению организма небольшим количеством ослабленной культуры возбудителя болезни.

Макс Петтенкофер (1818 - 1901) был одним из восьмерых детей в крестьянской семье. Возможно, именно это обстоятельство вызвало дальнейшую цепь событий в его судьбе. Отец, не справляясь с обрушившимися на него хлопотами, отдал его на воспитание своему брату, который был известным химиком. Тот, будучи бездетным, был рад взять к себе будущего помощника в аптеке. Однако непоседа Макс не очень стремился к карьере аптекаря, его больше влекло вольное искусство театра. Он сбежал из дома под предлогом обиды на дядю за плохое обращение и подался в актеры. Его семья, шокированная таким поворотом событий, прилагала все усилия, дабы наставить юношу на путь истинный. Помогло только вмешательство невесты, которой удалось его увещевать и вернуть на стезю учебы. Так Макс Петтенкофер стал учиться на медицинском факультете Мюнхенского университета, и в 25 лет приобрел специализацию врача.

Пребывание в дядюшкином доме все же принесло свои плоды, и у Макса обнаружилась склонность к медицинской химии. Он отправился практиковать под начало видного в то время химика - Юстуса Либиха, исполнявшего обязанности президента Баварской академии наук.

Практикующим врачом Петтенкоферу довелось стать не скоро, судьба распорядилась предоставить ему место в монетном дворе Мюнхена, где он проявил свое главное качество – упорство в преодолении трудностей. Он числился врачом, но работал, в основном, в химическом направлении, совершая самые различные открытия. Например, в серебряных талерах он нашел составляющую в виде драгоценной платины. Приоткрыл завесу тайны над способом производства пурпурного стекла античными стеклодувами. Долго исследовал различные сорта гидравлической извести, затем открыл способ получения цемента и придумал, как извлекать газ для городских светильников из самой простой древесины, полной смолы. Из этих увлечений совершенно логично вырос его интерес к вопросам гигиены окружающей среды. Он возглавил кафедру гигиены в Мюнхенском университете, которую сам же и создал. Петтенкофер дал гигиене статус науки, доказав важность и серьезность влияния условий окружающей среды на здоровье человека. Учитывая, в каком зачаточном состоянии находилась гигиена как направление медицины в XIX веке, появление Петтенкофера с его открытиями и достижениями в этой области было очень своевременным.

В 1879 году Макс Петтенкофер, будучи уже ведущим в Европе гигиенистом, открыл первый европейский институт гигиены. Тогда же он основал два профильных журнала и стал разрабатывать нормы питания. Он занялся изучением вопросов воздухообмена в жилых помещениях, роли дыхания в обменных процессах человеческого организма, а также опубликовал ряд работ по теме охраны здоровья. В 1882 году увидело свет обширное издание Петтенкофера, представлявшее собой самое авторитетное в Европе руководство в области гигиены. В нем было исследовано влияние материалов для одежды и строительных материалов с точки зрения их воздухопроницаемости и влияния на здоровье. Работа была признана медицинским сообществом как крайне важная и своевременная, и была переведена на все европейские языки.

Исследования Петтенкофера в области дыхания привели к созданию им специальной камеры, названной его именем, предназначенной для глубокого изучения респирационных особенностей человека. Петтенкофер также предложил оценивать чистоту воздуха в помещении по количеству содержания в нем углекислого газа.

Благодаря разработке гигиенических норм Петтенкофером, в некоторых европейских странах, как-то в Великобритании и Германии, была значительно снижена смертность от заражения через почву и грунтовые воды. Профессор Петтенкофер разработал стандарты удаления отходов жизнедеятельности человека от границ городов, а также открыл и внедрил способы санации канализации для оздоровления городов.

Огромной заслугой Петтенкофера являются его исследования почвы и зависимость распространения эпидемий от вида и качества почвы. Он доказал способ распространения тифа и холеры через почвенную воду.

Профессия гигиениста предполагает защиту населения от заражения инфекционными болезнями. Над этим вопросом работал и Петтенкофер в период эпидемий холеры, как наиболее часто возникающей болезни. Кроме гуманных и профессиональных соображений, вопрос предупреждения эпидемий холеры был его личным делом, учитывая, что некоторые его близкие и родные погибли от этой болезни или тяжело её перенесли, чудом оправившись от распространенного недуга.

На почве изучения возбудителя холеры, у Петтенкофера возник спор с Робертом Кохом, открывшем тогда вибрион холеры. Петтенкофер был согласен с ним в вопросе происхождения возбудителя, однако выражал иное мнение относительно способа распространения болезни. Он обвинял врачей в «кабинетности» их изысканий и оторванности от жизни, доказывая, что бороться с самой бактерией бессмысленно, если не найти способ, препятствующий её распространению. Причину заражения Петтенкофер видел в предрасположенности иммунитета человека принимать и пропускать в организм возбудителя болезни. Однако же, считал он, некоторые люди устойчивы к заболеванию. Чтобы доказать свою правоту, он принял дозу холерной культуры, которая была предупредительно ослаблена его соратниками ради спасения жизни упрямого и настойчивого профессора.

Большое значение для устойчивости организма к заболеваниям, в том числе инфекционного характера, Петтенкофер видел в здоровом функционировании кишечника и желудка, способных справиться с заразой, распространяющейся посредством грунтовых вод и почвы. Петтенкофер много путешествовал, изучая почвы в разных географических точках и сравнивая их насыщенность влагой, что по его мнению должно было иметь прямое влияние на распространение болезни. Возбудителя холеры он представлял в виде микроскопического вещества, похожего на возбудителя брожения, которое, сливаясь с органикой местности, попадает с пищей или водой в организм человека.

Интересно, что Роберт Кох, так же, как и Петтенкофер, фанатично преданный изучению вибрионов холеры, проводил свои испытания на животных, однако, не достиг в этом успеха, поскольку только организм человека оказался восприимчив к этой ужасной болезни.

Эксперимент с приемом бацилл холеры, начатый Максом Петтенкофером, подхватили его коллеги и последователи, среди которых – Мечников, поставивший этот опыт над собой в Париже, а затем и доктор Гамалея, русский микробиолог, предположивший, что иммунитет к болезни можно укрепить, приняв небольшую дозу ослабленных бактерий. Он успешно провел этот опыт на себе и своей жене, вслед за ним этот же врачебный подвиг в 1897 году повторили бактериологи Заболотный и Савченко. Они провели эксперимент в присутствии специально собранной медицинской комиссии, доказав эффективность принципа прививки.

Профессор Макс фон Петтенкофер, понимавший причины возникновения и распространения инфекционных болезней, не смог защитить от них свою семью: он пережил жену и троих детей. Видя своё бессилие перед лицом природы и судьбы, прививок от ударов которых изобрести невозможно, он застрелился. В глубоком сочувствии и уважении к профессору, русско-французский биолог Мечников выразил понимание поступка ученого, сделанного им в отчаянии от неспособности действовать в рамках опыта и знаний врача.

Профессор Макс фон Петтенкофер – ученый, проживший удивительную жизнь, положенную им на алтарь служения людям. Бесстрашие и самопожертвование на пути поиска правды были увенчаны его научными открытиями грандиозного значения для всего человечества.