Статьи Все процедуры
Узнать цену
Задать вопрос
Личный кабинет

Из истории пластической хирургии. Back in USSR

Историю индустрии красоты в Советском Союзе невозможно рассматривать в отрыве от истории отечественной пластической хирургии.

Одним из ярких медицинских светочей с мировой известностью и признанием был Юрий Карлович Шимановский, русский хирург и профессор (1829 – 1868).

Среди его заслуг – систематизация имеющихся к тому времени многочисленных методик по восстановительным операциям на лице. Шимановский был одним из первых отечественных специалистов по трансплантологии, пластической и восстановительной хирургии. Усовершенствовал операцию ринопластики, приемы костно-пластических операций. Изобрел ряд хирургических инструментов, оказал неоценимый вклад в дело военно-полевой хирургии.

Несмотря на раннюю смерть от рака в 39 лет, Шимановский написал более 60 научных работ, в том числе 15 монографий. Он был членом многих европейских медицинских обществ, а также Киевского и Петербуржского научных обществ.

Один из главных его трудов «Операции на поверхности человеческого тела» можно считать основополагающей работой для отечественной пластической хирургии.

Следующим знаковым событием для советской пластической хирургии стал выход на русском языке в 1936 году книги Эрнста Эйтнера «Косметические операции». В аннотации к книге сказано: «Книга…дает описание методов и операций, служащих для исправления обезображиваний, причиненных повреждениями, или врожденных недостатков. Книга предназначена для практического врача-хирурга». Редактор в предисловии отмечает, что косметические операции «не были популярны среди широких масс русских хирургов» и связано это было с традицией «старых хирургов», которые считали, что необходимо «...оперировать только … для восстановления здоровья или спасения жизни». Интерес к индустрии красоты в Советском Союзе возник в связи с «…ростом культурных потребностей нашей социалистической страны, стремлением к красивой жизни во всех ее проявлениях…».

Шестью годами ранее, в 1930-м году открылась первая клиника пластических операций. Это было небольшое хирургическое отделение на улице Семашко, 5 (позже – институт Красоты на Калининском). Возглавила её доктор Надежда Николаевна Гилельс. Специалистов для этой клиники готовили из челюстно-лицевой хирургии, из стоматологии. Возможностей обмена опытом с западными клиниками, конечно же, не было. Учились по зарубежным книгам и перенимая опыт отечественных коллег. Из громких имен врачей того времени – легендарный хирург Александр Шмелев, оперировавший звездных актрис – Любовь Орлову, Людмилу Максакову, Аллу Тарасову.

В рассекреченных архивах найдена информация о работе Шмелева на советские спеслужбы. Он оперировал многих советских разведчиков. Александр Неробеев, пластический хирург, профессор, рассказывает, что существовало 4-ое Главное управление Минздрава. Оно было создано для особых пациентов - известных людей из политики. При ФСБ также было отделение, которое занималось удалением особых примет и изменением внешности «специальных» сотрудников. Если разведчик был однажды рассекречен, вернуть его в «строй» мог только хирург, снабдив «сотрудника» новой внешностью. По одной из таких легенд чилийскому коммунисту Луису Корволану была до неузнаваемости изменена внешность, чтобы он мог продолжить на родине борьбу с Пиночетом. Говорят, именно эта операция стоила жизни блестящему хирургу Шмелеву.

Своей неувядающей красотой звезда советского экрана Любовь Орлова была также обязана пластическим хирургам. Она начала делать операции в довольно молодом еще возрасте, при первых признаках старения. Некоторые из них она делала заграницей, причем оплачивал их добрый её с мужем режиссером Александровым друг, Чарли Чаплин. Однако, чаще всего она оперировалась у того же Шмелева в Институте Красоты.

Пластическая хирургия в Советском Союзе была единственной платной медицинской услугой. Кстати сказать, во многих западных печатных изданиях того времени советская медицина признается лучшей в мире. Отечественные пластические хирурги, приезжая из-за границы, говорили, что, имея такие же инструменты, как у западных коллег, они могли бы ничего не делать – настолько высокого профессионального уровня были наши специалисты. При средней зарплате в 70 рублей, пластическую операцию мог себе позволить каждый желающий – цена хирургического вмешательства была невелика – 5 рублей за блефаропластику (век) и 7 рублей за круговую подтяжку лица. Однако, эту отрасль медицины партия не считала нужным развивать. Не было специального оборудования, вместо нитей использовался специально обработанный конский волос, за которым ездили на конюшню Микоянского комбината, как вспоминает доктор Неробеев. Затем вручную эти «нити» вдевались в иголки. Вместо скальпелей, которых тогда тоже не выпускали, использовали половинку бритвенного лезвия – точнее и тоньше ничего не было.

Установка партии была такова, что строителям коммунизма ни к чему выглядеть хорошо, достаточно заниматься спортом и активно участвовать в общественной жизни. А красота ради красоты – это блажь. Поэтому операции «простых смертных» не приветствовались, зато жены политической элиты частенько бывали пациентками эстетических хирургов. К примеру, у министра культуры Екатерины Фурцевой была собственная операционная в 4-м управлении Минздрава, куда приглашались лучшие хирурги.

В 1951 году был открыт онкологический центр им. Блохина. На его базе развивалось реконструктивное направление маммопластики. К 80-м годам XX века поколение пластических хирургов сформировалось силами Института Красоты и Института пластической хирургии и косметологии, и отечественная индустрия красоты стала наверстывать упущенное. В 90-х годах возник бум на изменения внешности, открылось множество коммерческих клиник, чья деятельность никак не регулировалась. Пока, наконец, в 1994 году, не было организовано Общество пластических, реконструктивных и эстетических хирургов (ОПРЭХ).

Официально пластическая хирургия в России была выделена в отдельную специальность только в 2009 году.