Все процедуры
Узнать цену
Задать вопрос
Личный кабинет

Главное, чтобы довольных пациентов было больше!

Представляем Вашему вниманию интервью с пластическим хирургом, кандидатом медицинских наук и основателем клиники «Dr.Plastic» Ильей Вячеславовичем Сергеевым.

Вопрос: У Вас широкий спектр операций, которые Вы делаете. А какие из них для Вас приоритетны?

Ответ: Для меня приоритетны операции по увеличению и коррекции груди. Как-то так само собой получилось, что когда-то, в соавторстве так скажем, с немецкими учеными мы разработали программу по компьютерному моделированию. На сегодняшний день – это единственная в мире программа, которая с достоверностью может предсказать внешний вид будущей груди с точностью порядка 90%. И благодаря, наверное, этой программе стало приходить больше пациентов именно с этими проблемами. И наше представление о том, как сделать лучше, красивее, со временем менялось. И на сегодняшний день операции не только по увеличению груди, но и по ее коррекции, по асимметрии, по замене имплантов - в моей практике составляет около 80-85% от всех других оперативных вмешательств.

Вопрос: Расскажите немного подробнее о методе 3D-моделирования, в разработке которого Вы участвовали.

Ответ: Метод 3D-моделирования позволяет пациенту сделать сканирование. После этого результаты сканирования обрабатываются специальными инженерами, которые с помощью ряда программ действительно подбирают и подставляют импланты с учетом мягких тканей пациента, с учетом костных основ пациента. За счет чего получается результат с высокой степенью достоверности. Понятно, что он не может быть 100%, потому что пациент сел немного по-другому, вдохнул – выдохнул – это все меняется. И пациент уже перед операцией, видя несколько вариантов с различными имплантами, может уже определиться, что ему больше нравится или нет: объем, форма, анатомические импланты, круглые импланты, третий размер, второй размер… Это очень важно, чтобы пациент не примерно понимал, о чем идет речь, а видел конкретные примеры того, что у него получится. И тогда хирург просто может ему это сделать, и он останется доволен и счастлив.

Вопрос: У Вас достаточно большой опыт в пластической хирургии. Скажите, в чем он помогает?

Ответ: Опыт, прежде всего, помогает добиваться результатов таких, каких хочется, наверное, делать меньше ошибок. И не браться за то, что невозможно сделать.

Вопрос: А по каким причинам Вы отказываете пациентам, и часто ли это происходит?

Ответ: На самом деле это происходит не так часто. Я думаю, что это примерно процента два от обращающихся пациентов. Чаще всего отказываем по причинам серьезных хронических заболеваний, при которых делать операции, вообще, противопоказано. Вторая причина отказа – это когда пациент хочет невозможного. Вот допустим, только что была пациентка, у которой уже было довольно много пластических операций на груди, сильная истонченость тканей, просвечиваются волны от импланта. И сказать, что есть возможность сделать так, чтобы ничего не было заметно – нельзя. И таких примеров и случаев много бывает. Я считаю, что если хирург понимает, что не сможет сделать то, чего хочет пациент, то должен честно об этом сказать или, по крайней мере, предупредить и сказать, что будет так и так.

Вопрос: Почему возникло желание организовать эту клинику?

Ответ: Организовать клинику в первую очередь хотелось, потому что я уже работал, уже имел своих администраторов и свою рекламную базу, так скажем, надо было как-то юридически легализовываться. Вначале это была клиника не в этом здании, то есть мы арендовали просто помещение в других клиниках, имея свою команду. После этого когда количество операций стало большим и стало невыгодно уже работать на арендных условиях в чужих организациях мы создали клинику в этом здании.

Вопрос: И чем она отличается от других? Какие у нее принципы работы?

Ответ: Есть такое понятие, что сколько врачей, столько и мнений. И если Вы придете в одну клинику и пообщаетесь с хирургом, да даже в стенах одной клиники Вы можете пообщаться с разными пластическими хирургами, и один может предложить одно, другой может предложить другое. Школы разные – кто-то учился в Москве, кто-то - в Питере, кто-то - в Нью-Йорке, кто-то сам собирал какие-то свои авторские методики. Здесь нельзя сказать, что где-то лучше, а где-то хуже. Нельзя сказать, что мы лучше всех. У нас есть те методики, которыми владеем мы. В других клиниках есть те методики, которыми владеют они. Главное, чтобы довольных пациентов было больше.

Вопрос: На что Вы бы посоветовали обращать внимание потенциальным пациентам при выборе клиники и специалиста? Что важно?

Ответ: На многие вещи надо обращать внимание. Надо выяснить, сколько лет работает клиника действительно, сколько лет работают хирурги. Надо посмотреть обязательно результаты работы этой клиники, то есть портфолио, на представленную фотогалерею. Ознакомиться с отзывами, понятное дело, что мы можем наткнуться на неправдивые отзывы. К сожалению, в нашей области пластической хирургии бывают отрицательно заказные отзывы в существующей конкурентной среде. Но когда человек начинает логически размышлять, то он понимает, что можно написать, допустим, про меня, что я плохо выполнил ринопластику, я сталкивался с такими отзывами («Вот он плохо сделал мне ринопластику»), но я Вам скажу честно, я ни одной ринопластики в жизни не делал. Я просто не занимаюсь этими операциями. И тогда сразу становится понятно, что это написал человек, который, наверное, меня даже не видел. Поэтому здесь надо просто очень хорошо разобраться.

Второй момент – надо походить по консультациям. Может быть, посетить не одну консультацию. И тогда пациент интуитивно поймет, какой хирург ему больше нравится, то есть с которым ему проще, который с ним разговаривает на одной волне. Потому что когда человек приходит и хочет сделать блефаропластику нижних век, а ему навязали сделать липосакцию плюс абдоминопластику, то наверное он попал не к тому хирургу все-таки. А когда человек пришел выполнить что-то, ему это и предлагают, обсудили методики, показали результаты, то почему бы этому доктору не довериться.

Вопрос: Вы серьезно занимаетесь программами послеоперационного сопровождения и реабилитацией пациентов у себя в клинике и личной практике. Расскажите об этом.

Ответ: Я считаю, что действительно это очень важно, потому что во многих клиниках существует такая практика: прооперировал хирург и отправил пациента ждать, пока там все заживет само собой. Но я сталкивался в своей практике, что многие операции требуют правильного и серьезного реабилитационного периода, чтобы быстрее сходили отеки, чтобы быстрее уходила болезненность. Особенно если это касается лица, понятно, грудь – можно одеждой закрыть, где-то будут отеки подольше сходить. А в пластике лица реабилитация действительно должна быть активной в первые минуты, часы и дни после операции для того, чтобы человек быстрее мог выйти на работу, в свет. Это важно и понимая, какие аспекты реабилитации нужны, мы активно их внедряем у себя в клинике по всем пластическим операциям, которые мы выполняем.

Вопрос: Вы сотрудничаете с крупным Европейским центром. В рамках этого сотрудничества чего удалось добиться?

Ответ: Мы сотрудничаем с самой крупной клиникой в Европе – Akadem Kliniken, которая находится в Стокгольме. Мы активно приезжаем к ним, они приезжают к нам – мы обмениваемся опытом. Я скажу так, что на сегодняшний день эта клиника обладает всеми передовыми технологиями. И все новшества, которые появляются, сразу внедряются в ведущих клинках Европы. Они нарабатывают определенный опыт, мы делимся с ними своими впечатлениями, поэтому идем впереди планеты всей.

Вопрос: Вы активно используете неинвазивные методики. Как Вы считаете, они способны в ближайшем будущем или может быть уже сейчас заменить классическую хирургию?

Ответ: Мы любые используем методики: и инвазивные, и неинвазивные, и техника операций меняется, и шовный материал меняется. На самом деле - почему сейчас подтяжек лица стало значительно меньше? Потому что много косметологических процедур появилось: это и инъекции филеров различных, и всякие нитевые подтяжки лица, которые больше уходят не в руки даже пластических хирургов, а косметологов. И зачем действительно подвергать человека большим оперативным вмешательствам, если можно обойтись малой кровью.

Вопрос: Всегда ли можно использовать эти методики?

Ответ: У каждого пациента есть своя проблема: и либо ее можно решить только оперативным путем, либо ее можно решить совместным путем, то есть оперативно с элементами косметологии. Например, сделать лайт подтяжку и подколоть филеров, где-то добавить нити. Либо обходиться только косметологическими процедурами.

Вопрос: На Ваш взгляд, каковы ближайшие перспективы развития эстетической медицины?

Ответ: Я считаю, что ближайшее развитие эстетической медицины – это продолжение тенденции ухода в сторону аппаратной косметологии. И хотим мы этого или нет, но аппаратная косметология сейчас очень активно развивается. В нее вкладываются большие деньги компаниями производителями, и много различных технологий появляется, начиная с работы с наружными слоями кожи, с внутренними слоями кожи, то есть это эффекты лифтингов и подтяжек. Может быть, в ближайшее время появятся какие-нибудь методики подтяжек тканей живота и груди в более серьезных объемах, создавая конкуренцию той же самой пластической хирургии. А в пластической хирургии развитие идет не на более грандиозное расширение операций. А на то, чтобы малой кровью решать более серьезные вопросы, то есть это щадящие операции. В пластической хирургии они сейчас активно применяются: и пластических хирургов это устраивает, и пациентам нравится.