Статьи Все процедуры
Узнать цену
Задать вопрос
Личный кабинет

Лечить нужно не болезнь, а больного!

Нам удалось поговорить с врачом дерматологом медицинского центра «ROSH», кандидатом медицинских наук и доцентом доцент кафедры кожных и венерических болезней РМАПО Романом Борисовичем Опариным о самых актуальных вопросах лечениях пациентов и о состоянии дерматологии в России в целом.

Вопрос: Что Вы можете сказать о состоянии детской дерматологии в нашей стране?

Ответ: Детская дерматология приобрела новый импульс к своему развитию. Так в Москве создан новый Дерматовенерологический центр под эгидой Московского научно-практического центра дерматологии и косметологии, где осуществляется высококвалифицированная консультативная помощь. Помимо всего прочего существует кафедра детской дерматовенерологи в Российском государственном медицинском университете, которая пристальное внимание уделяет вопросам развития диагностики и терапевтических подходов в лечении.

Однако детская дерматология все равно находится на задворках науки. Даже отдельной специализации сейчас не существует, и врачи вынуждены самостоятельно осваивать тонкости именно детских заболеваний. До сих пор внимание больше сконцентрировано на взрослых пациентах. Во многом это происходит потому, что в детском возрасте эти заболевания носят легко поддающийся лечению характер. Однако существует масса заболеваний, которые будучи упущенными в детском возрасте или неправильно пролеченные, во взрослом состоянии становятся мучительными и мешают жить пациентам. Поэтому детской дерматологии необходимо уделять больше внимания.

Вопрос: Вы занимаетесь исследованиями в области наследственных болезней. Какие направления исследований в этой области Вы считаете наиболее перспективными?

Ответ: Наиболее перспективными исследованиями являются любые исследования в этой области. Так как к сожалению, в настоящий момент наследственными заболеваниями кожи занимаются очень мало. Безусловно, хорошие дерматологи обладают определенными знаниями на этот счет, но информация о наследственных патологиях кожи носит либо несистематизированный характер, либо относится к середине прошлого века. До конца 90-х годов при Центральном кожно-венерологическом институте существовал специальный отдел наследственных болезней кожи, где сотрудники во главе с профессором Владимиром Николаевичем Мардовцевым разрабатывали схемы лечения, исследовали их и принимали больных. Но к сожалению, этот отдел был закрыт. И в настоящий момент нет систематизированного характера в этой деятельности.

Наследственные болезни кожи – это чрезвычайно тяжелые заболевания. Так как сегодня они с трудом поддаются коррекции. И результат, которого мы можем достигнуть, далек от желаемого. Очень большая группа наследственных патологий, в частности буллезный эпидермолиз, различные формы порфирий кожи приводят к инвалидности, тяжелым стрессовым ситуациям в семье, где рождается такой ребенок, и другим последствиям.

Мы можем облегчить состояние таких больных, но это долгий и кропотливый труд врачей, членов семьи и самих пациентов. Также необходимо создавать наиболее благоприятную обстановку в семье и всем обществе, чтобы такой ребенок мог нормально развиваться и становиться гармоничной личностью.

Вопрос: Тема Вашей кандидатской диссертации “Оптимизация терапии псориаза у детей по клинико-иммунологическим показателям”. Что нового в лечении псориаза может предложить современная наука?

Ответ: Современная наука может предложить так называемую биологическую терапию, чрезвычайно серьезный и долго ожидаемый прорыв в лечении псориаза. Это заболевание является довольно обширным, в разных странах им страдает от 6% до 8% населения. И к несчастью оно может проистекать совершенно по-разному. Кого-то псориаз практически не беспокоит: проявления локализуются в трудно заметных местах и носят ограниченный характер. Но часто заболевание проистекает очень агрессивно с вовлечением суставов. Когда на фоне болезни у пациента возникает тугоподвижность, нарушается походка, нарушается сон, то есть возникает масса проблем связанных с этим заболеванием. И очень часто обычные методы лечения не помогают, особенно по отношению к тому виду псориаза, который задевает костно-мышечную систему организма. Все дело в том, что приблизительно, к сожалению, в нашей стране нет современных статистических данных, но примерно до 10% больных псориазом в той или иной степени имеют проявления псориатического артрита – тяжелого поражения суставов.

Новая терапия биологическими препаратами позволяет значительно уменьшить эти явления, часто приводит к долгосрочной ремиссии, в том числе и суставного поражения. Однако она показана далеко не всем, а только тем, кто исчерпал возможности традиционного лечения. Это очень дорогостоящая терапия на сегодняшний день. По счастью в Москве имеется возможность предложения этого вида лечения в рамках бесплатной медицинской помощи, когда расходы на это лечение берет на себя государство. Нельзя начинать лечение сразу же с сильных методов, таких как биологическая терапия, пока не исчерпаны возможности позитивного отклика болезни на традиционные методы лечения. Так как псориаз носит характер хронического заболевания и длится в течение всей жизни пациента, а начаться может в любом возрасте, мы не должны исчерпать все возможности для лечения. Мы всегда должны иметь про запас какие-то терапевтические схемы лечения, чтобы всегда иметь возможность помочь в лечении пациента на том или ином этапе.

Хочу заметить, что терапия псориаза, что у детей, что у взрослых – это по-прежнему искусство. И втиснуть в какие-то рамки и систему это лечение невозможно. Здесь обязательно нужно учитывать индивидуальные особенности организма и протекания заболевания у самого пациента. Ежегодно защищается несколько десятков диссертаций, посвященных лечению псориаза, и постоянно появляются новые схемы и методы лечения. Но это заболевание как никакое другое требует к себе бережного и вдумчивого подхода при назначении тех или иных форм лечения.

Вопрос: Каковы основные проблемы дерматологии в России сегодня?

Ответ: На сегодняшний день проблем в дерматовенерологии достаточно большое число. Эти проблемы безусловно пришли к нам из советских времен. Когда в любой специальности, как и в дерматовенерологии, те проблемы, которые находились на стыке нескольких специальностей, как правило, хуже развивались, потому что никто не знал долгое время, к кому относится этот стык, и кто им должен заниматься. Сегодня такой проблемой является дерматоонкология. Традиционно онкологи отдавали эту проблему на откуп дерматологам, а те в свою очередь считали, что этим должны заниматься онкологи. Поэтому пациенты довольно часто сталкиваются с серьезными проблемами. Не только связанными с новообразованиями на коже, которые впервые появляются, но и казалось бы в тех случаях, когда дело касается таких банальных проблем, как невусы, в народе их называют родинками. Неинвазивный метод, который сегодня используется для диагностики пигментных образований, то есть окрашенных в различные оттенки коричневого и черного цветов, - это дерматоскопия. Она стала доступна лет 10-15 назад, все аппараты производятся за рубежом и довольно дорогостоящие. На западе существуют общества дерматоскопии, которые делятся опытом и развивают диагностику, у нас это все отстает довольно серьезно. К тому же у нас слишком мало учреждений, где можно пройти такое обследование. И это на мой взгляд одна из главных проблем, хотя дерматологи сейчас стараются изменить эту ситуацию.

Кроме того актуальна проблема развития аллергических состояний кожи. В быту появляются все новые и новые химические соединения, которые более эффективно отмывают, отчищают, отстирывают, появляются новые смазочные средства, новые красители, а также новые материалы. Они все более эстетически и технологически совершенны, но к сожалению, вместе с этим все больше и больше насыщают нашу жизнь новыми химическими соединениями. Они не всегда адекватно воспринимаются нашим организмом, часто развиваются аллергические реакции, и иногда довольно тяжелые. Поэтому в дерматологии аллергические реакции носят обширный характер. Ведь существует еще потребление пищевых продуктов. Казалось бы, один и тот же картофель, выращенный на разных полях с различными пестицидами и гербицидами, может иметь различный химический состав! Подчас его невозможно определить даже лабораторно. И человек, употребляющий его в пищу, может приобрести различные аллергические реакции. Лекарственные аппараты, которые также сегодня совершенствуются, тоже таят в себе довольно серьезную угрозу, которая часто проявляется в виде аллергических или токсических высыпаний на коже.

Вопрос: Насколько важно для специалиста участие в международных конференциях? Нужно ли нашим специалистам перенимать зарубежный опыт?

Ответ: Безусловно, участие наших специалистов в различных международных конгрессах и симпозиумах очень важно. Это дает дополнительные информационные технологии, наполнение своего опыта какими-то новыми фактами, которые устанавливаются по всему миру. Ведь мир многогранен и на каждом его участке проводятся те или иные исследования заболеваний и лекарственных препаратов. И посещая такие конгрессы, мы накапливаем новые знания в тех или иных областях медицинской науки.

Кроме того не секрет, что на сегодняшний день принципиальное отличие западной медицины от нашей заключается в развитии технологий. Для сравнения если нашему пациенту для постановки того или иного диагноза необходимо поэтапно сдать множество анализов и пройти различные исследования в определенный отрезок времени как правило в нескольких лечебных учреждениях, то за границей этот путь в связи с развитием медицинских технологий и логистики будет очень коротким. Соответственно там пациент, обращаясь к врачу, в течение ближайших дней получает все необходимые исследования на высоком уровне. Безусловно, такие медицинские технологии дороги, и в связи с экономическими особенностями нашей страны, мы не всегда можем предложить нашим пациентам такие высокие технологии и такое временное решение их проблем, как хотелось бы. Но тем не менее посещая подобные конгрессы, мы видим насколько эффективны или не эффективны те или иные методики, те или иные лекарственные подходы в лечении различных заболеваний. И мы можем воспользоваться опытом зарубежных специалистов, накопленным в дерматовенерологии, обменяться мнениями, что является существенным подспорьем в нашей ежедневной практике.

Вопрос: Как Вы относитесь к реформе медицины в нашей стране? Какой подход к лечению пациентов правильный на Ваш взгляд?

Ответ: В последнее время мы наблюдаем, как нашу отечественную медицину пытаются привести к некому стандартизированному походу. Это мой личный взгляд на эту проблему, но я вижу, как ее приводят к неким стандартам в лечении, схематизации подходов. С точки зрения страховой медицины – учета, подсчета и какой-то оценки, может быть, это и позитивный момент. Этот же подход широко используется в западной практике. Особенно активно такой подход используют в США, европейские страны чуть в меньшей степени, но тем не менее тоже используют.

А вот мы почему-то стали забывать о другом аспекте. Великий русский врач Мудров в свое время сказал: «лечить нужно не болезнь, а больного». И когда в 1998 году я писал свою кандидатскую диссертацию, я везде ссылался на то, что препараты позволяют устранять некие явления при псориазе. И мой научный руководитель профессор Мордовцев акцентировал на этом внимание: «не при псориазе, а у больных псориазом».

Потому что каждый человек – это уникальное явление. Помимо того что он изначально рождается уникальным созданием, в процессе своей жизни он еще больше приобретает эту уникальность: каждый воспитывается и развивается в совершенно различных условиях, географических, семейных, этно-культурных и тому подобное. И подходить к каждому человеку и его заболеваниям нужно индивидуально в приложении к личности. Все разные люди – кто-то любит лечиться, кто-то не любит. Кто-то может принимать и по 10 таблеток, регламентировано и по часам, а кто-то не будет принимать ни одного препарата. Означает ли это, что одного пациента мы будем лечить, а другого - нет? Отечественный подход, который на сегодняшний день сохраняется, учит, что мы будем стремиться помочь каждому пациенту даже самому трудному и стараться, чтобы он получил максимальную пользу при минимальных затратах как экономических, так и психических, так и физических.